Кнопка вызова консультанта находится внизу каждой страницы справа. Это БЕСПЛАТНО и КОНФИДЕНЦИАЛЬНО! Обязательно пишите в форме Ваш вопрос. Это позволит нам сразу дать Вам соответствующего юриста. У нас работают проверенные специалисты самой высокой квалификации и большим опытом. Или звоните нам. Звонок для всех регионов БЕСПЛАТНЫЙ:
8 (800) 333-45-16 доб. 579
Для Москвы и МО:
8 (499) 703-35-33 доб. 281

creditchik.ru — НОВОСТИ / АНАЛИТИКА

Профессор годами избегал наказания за убийство жены. Его сгубила любовь к газам

В Гонконге завершился судебный процесс над профессором-анестезиологом из Малайзии, отравившим жену и дочь угарным газом, закачанным в фитбол. Китайская пресса называет убийство одним из самых запутанных преступлений последних лет, а его исполнителя — «обладателем авангардистского ума». Непростую историю загадочной семьи рассказывает «Лента.ру».

22 мая 2015 года профессор медицины и практикующий 50-летний анестезиолог Хау Ким Сан узнал страшную новость: его 47-летняя жена Вон Су Фин и 16-летняя дочь Лили Хау Ли Лин погибли в машине, надышавшись угарным газом. Мужчина взял себя в руки и смог доработать смену в больнице, хоть и был сам не свой. Он пытался рассказать о трагедии старшей дочери, но в результате просто беспомощно хихикал в трубку.

Только спустя три года стало известно, что убийцей оказался он сам. Вот только переживал он совсем не потому, что хотел отвести от себя подозрения: убивать любимую дочь в его планы не входило. Он хотел избавиться только от жены.

«Муж-тиран»

Вон Су Фин, старшая из четырех детей из малайзийской семьи, обосновавшейся в Брунее, познакомилась со своим будущим избранником в Лондоне в 1988 году, где они оба проходили практику в больнице. Хау Ким Сан учился на доктора, а она — на медсестру. О всех подробностях своего первого романа она рассказывала по телефону сестре Вон Су Фон. Молодых людей сблизило общее происхождение, любовь к катанию на лыжах и вкусной еде. В разговорах с сестрой Су Фин называла Ким Сана «опрятным» и «смешным». Су Фон при встрече сочла поклонника старшей сестры «вежливым парнем, который любит устраивать розыгрыши». В 1992 году молодая пара расписалась.

Вскоре их брак дал первую трещину. Когда Су Фин родила ребенка, стало понятно, что подходы пары к воспитанию детей резко отличаются. «Было несколько случаев, когда моя сестра очень сильно огорчалась из-за того, какой пример морали и этики показывал детям отец», — рассказала Су Фон. Любимой присказкой Ким Сана была фраза: «Что бы ты ни делал — это законно, пока тебя не поймали».

По словам Су Фон, он заставлял жену учить китайский и общаться с детьми только на нем. Сам анестезиолог разговаривал с детьми в основном на китайском и сильно ругал супругу, если видел, что дети его не понимают. Мужчина даже нанял для детей репетитора по имени Шара Ли из числа своих бывших студенток, чтобы она учила их китайскому. Впоследствии девушка стала его любовницей. Несколько раз супруга замечала, как нежно Ким Сан общается с преподавательницей, но на все претензии мужчина отвечал, что ей это кажется.

Сам Ким Сан заявил, что он был строгим отцом, а его супруга постоянно баловала детей и не особо занималась их воспитанием.

Сестра погибшей женщины, Вон Су Фон, считала анестезиолога не только человеком сомнительных моральных принципов, но и манипулятором и жестоким супругом. По ее словам, он буквально растоптал самооценку когда-то любимой жены, превратил ее в нервную особу, страдающую от депрессии: «Он постоянно говорил ей, что она плохая мать, хотя она всю себя посвятила заботе о четырех детях».

«Жена-сектантка»

В 2013 году, когда Су Фин окончательно поняла, что муж ей изменяет, она впала в глубокую депрессию и обратилась в группу эмоциональной поддержки. 70-дневная программа, обещавшая побороть стресс и построить полную позитива жизнь, стоила 158 тысяч гонконгских долларов (1,3 миллиона рублей).

Тогда же Су Фин начала вести дневники на английском. В них она жестоко корила себя за неудавшийся брак: «Я не слушала, когда мой муж говорил, что нуждается во мне. И не смогла позаботиться о детях, дать им самое лучшее и стать достойным примером. Когда я помогаю своим детям с домашней работой, мне это быстро надоедает. Меня безумно бесит их неуклюжесть. Когда мой муж говорит со мной, я слушаю только телевизор».

В результате Су Фин так отдалилась от родных, что супруг перестал ее замечать, а дети предпочитали говорить со строгим, но справедливым отцом или его заботливой любовницей.

Су Фин искала корни своих проблем в детстве, считая, что из-за постоянных ссор с родителями она не научилась выстраивать отношения с людьми: «Мать учила меня, что лучше быть любимой, чем любить. Я не давала ничего взамен. Я стала эгоисткой. Я брала и брала». Женщина очень надеялась измениться: «Я должна говорить детям, как сильно я их люблю. И что мамочка станет ответственнее и заботливее и не будет такой нетерпеливой. Хочу сказать мужу, что стану отвечать за поступки». В дневнике она 26 раз написала фразу: «Я страстная, преданная и любящая женщина».Ее супруг не одобрял занятий с группой поддержки и в беседах с полицией называл собрания «сектантскими». Су Фон считает, что из-за отношений с «мужем-тираном» ее сестра утратила самоуважение, и только встречи с группой поддержки помогли ей найти силы и начать открыто противостоять мужу. Вероятно, именно в этот период он начал задумываться об убийстве. Друзья Су Фин подтвердили, что программа изменила ее. Женщина стала тратить больше денег на себя и покупать несвойственные ей вещи вроде сигар.
Неслучившийся развод и любовница-няня
Пара обсуждала развод, но так и не решилась на этот шаг. Су Фин говорила своему тренеру по йоге, с которой регулярно виделась за несколько месяцев до смерти, что муж очень боялся потерять половину своего состояния. Сам Ким Сан объяснил полиции, что они не разводились из-за детей: «Мы понимали, что поодиночке не справимся с четырьмя детьми, поэтому решили остаться вместе только как их родители и исключили тем самым все эмоциональные трудности из наших отношений».

По словам Ким Сана, его роман с Шарой Ли, писавшей диссертацию под его руководством, начался в 2012 году, когда брак «было уже не спасти». «Мне было одиноко, она оказалась хорошим другом, и мы становились все ближе и ближе», — признался он следствию, установившему, что пара совместно работала как минимум над десятью научными публикациями.

Полиция не арестовывала Ли, но она долгое время была под подозрением, так как принимала участие в опытах Ким Сана на кроликах. Обвинение уверено, что в ходе этих экспериментов, признанных руководством университета бесполезными, он вычислял необходимую дозу угарного газа для убийства жены. Мужчина слезно просил полицию оставить Ли в покое, утверждая, что она никак не причастна к убийству.

Преступление и расследование

В мае 2015 года внимание одного из местных жителей, вышедшего на пробежку, привлек желтый MINI Cooper Вон Су Фин. Мужчина заметил, что у припаркованной машины продолжает работать двигатель, но поначалу это не вызвало у него сильного беспокойства. Однако когда китаец через час пробегал мимо того же места, а мотор так и не был заглушен, он заглянул внутрь и увидел двух бездыханных женщин. Он вызвал спасателей, те выбили окна и попытались реанимировать женщин, но тщетно. В машине не было никаких признаков борьбы или предсмертной записки.

Уровень угарного газа в крови погибших превышал норму в 50 раз. Полиция рассматривала в качестве основной версию с несчастным случаем: инцидент мог произойти из-за элементарной утечки в выхлопной системе автомобиля. Версия о самоубийстве практически сразу была отметена. После тщательного техосмотра машины, не выявившего никаких неисправностей, следователи переключили внимание на сдутый серый фитбол в багажнике. Полицейских насторожило, что нигде рядом не было заглушки для клапана мяча. Тогда они и начали подозревать, что за преступлением мог стоять супруг погибшей и специалист по отравляющим газам Хау Ким Сан. Заглушку от клапана позже обнаружили в тумбочке мужчины, но так и не смогли определить, та ли эта деталь.

Ведущий дело офицер признался, что поначалу он и его коллеги чувствовали себя потерянными: их противником был «умный и авангардистски мыслящий ученый». Когда они начали подозревать профессора, они конфисковали из дома все, что только могли, даже муку: «Кто его знает? Он же анестезиолог!» Они долго не могли поверить в гипотезу с шаром, столь невероятной она им казалась. «Такое бывает только в сериалах!» — думали полицейские.

Они даже купили несколько фитболов для проведения следственных экспериментов. Опрошенные ими химики подтвердили, что в них можно закачать угарный газ, и подсчитали, что для поддержания смертельной концентрации мяч должен был пролежать в машине не дольше двух часов 25 минут. Концентрация угарного газа в машине способна была усыпить человека за 20 минут и убить за час. Впрочем, адвокат анестезиолога нанял других экспертов, заявлявших, что Ким Сан должен был подложить мяч прямо перед посадкой жены в автомобиль, чего он точно не мог бы сделать, потому что вел лекцию.

Однако эти аргументы разбились о доводы следствия, выяснившего, что Ким Сан незадолго до преступления начал в институте серию опытов по воздействию угарного газа на кроликов. Он потратил десятки тысяч долларов на 6,8 кубометра угарного газа 99-процентной чистоты. Руководство университета позднее заявило, что в экспериментах не было никакой научной ценности, так как их результаты невозможно применить на людях. Коллеги также недоумевали, когда видели, что профессор закачивает смертельно опасный газ в фитболы, но перечить научному авторитету не пытались.

Во время допросов Ким Сан рассказывал, что забрал фитболы с газом домой, чтобы потравить крыс. Но домработница заявила, что в доме никогда не было грызунов. Он также предположил, что шары могла использовать его дочь, чтобы покончить жизнь самоубийством. Но прокурор назвал это неумелой ложью: «Все учителя Лили говорили, что девочка была очень веселой и счастливой. А жена уже давно знала о любовнице, но не хотела разводиться».

Прокурор считает, что мужчина не хотел смерти ребенка: «Последнее, чего он хотел, это смерти своей 16-летней дочери». Он не знал, что в этот день девочка не пошла в школу, а потому оказалась в машине вместе с матерью. «Но если этот человек знал, что в машине угарный газ и он смертельно опасен, у него на уме явно было убийство». Главный судья процесса Джудианна Барнс Вайлин заявила: «Меня шокировало, что высокообразованный и успешный мужчина решил избавиться от жены столь изощренным методом».

***

19 сентября Хау Ким Сана приговорили к пожизненному заключению. Когда ему зачитывали приговор, он не отрываясь смотрел на трех своих детей. Они плакали. Мужчина несколько раз отрицательно покачал головой, пока судья зачитывала обстоятельства дела. Адвокат собирается обжаловать приговор, так как никто не видел, кто и когда подложил в машину фитболы. В день убийства камеры наружного наблюдения на доме не работали.

Комментарии

Комментариев пока нет

Оставить комментарий



Рейтинг@Mail.ru Индекс цитирования